среда, 20 июня 2018 г.

Бернард Найт - «Смерть Рудокопа» - Глава 10

ГЛАВА 10

В которой коронер Джон навещает молодую вдову

Соблазн воспользоваться отсутствием Матильды, последовав совету Мэри и пройти к «Ветке плюща» для Джона был слишком сильным. Он свистнул Бруту и вышел с ним на улицу с ним, думая, что если он случайно встретил Матильду, то скажет ей, что прогуливает пса. Через мгновение, он проклинал себя за слабоволие. Почему взрослый мужчина сорока лет, закаленные в дюжине войн, должен выискивать какой-то повод, чтобы после тяжёлого дня зайти в любимый кабак? К черту жену! Она отлично знала, что он имел отношения с несколькими женщинами - она никогда не позволяла ему забыть об этом. По крайней мере двух Матильда знала по имени и держала в поле зрения, но он надеялся, что она ничего не знает об одной даме на побережье в Сэлсомбе, хотя уже некоторое время ему не доводилось туда заезжать.

Ветер утих, хотя дождь так и не пошёл, всё равно под тусклым небом было холодно. Проходя в темноте через церковную территорию он выругался спотыкаясь о горы мусора и груды земли, что остались после строительства большого собора. Хотя сам огромный дом Божий представлял собой чудесное мастерство строителей, вокруг царило безобразие. Замкнутую между кладбищем и городской свалкой мусора территорию облюбовали бродяги и бездельники, которые целыми днями здесь околачивались здесь устраивали разные игры нередко заканчивающиеся драками. Также как большинство жителей Эксетера, де Вулф не понимал, почему соборные прокторы не могут навести тут порядок.

За оградой, возле Медвежий ворот, которые вели из епископского участка в Саутгейт-стрит, светились несколько огней. Хотя жители города опасались пожаров, в безопасных местах горели факелы, установленные на каменных стенах.

Во время комендантский час, наступавшего с закрытием с наступлением сумерок городских ворот, освещались небольшие участки от Главной улицы до южных ворот. На улице в районе Суконного рынка на улице несколько лавок по-прежнему торговали тканями при свете тусклых фонарей. Выше на бойне, подмастерья мясников таскали вёдра с водой, которой смывали с мостовой кровь забитого в течении дня скота.

Де Вулф пересек дорогу и прошел вверх Прист-стрит, недалеко от дома, в котором вероятно Мэтью, его жена и Питер Джордан скорбили по смерти Кнапмана. Затем он зашагал вниз по склону к Пустому переулку и «Ветке плюща», свет звёзд хватало, чтобы прости по этому хорошо известному маршруту. Подозвав Брута к ноге, оторвав того от беспорядочного выискивания запахов, коронер подошёл к двери таверны и на мгновение остановился в полумраке.

Какой приём ждёт его сегодня? Как он должен вести себя, если Неста снова встретит его холодно и отчуждённо? Нужно ли ему любезничать и говорить про любовь, попытаться смягчить её сердце? Не просто найти что-то среднее между своей гордостью и естественным желанием женского тепла.

Раздраженный собственной нерешительностью, де Вулф распахнул дверь и нырнул в теплую духоту пивной, благоухающей запахами пота, дымом, кухонными запахами и пролитым элем. Пылающие бревна в очаге являлись главным светильником в зале и дополнялись сальными лампадами на столах и свечами в подсвечниках установленных на стенах. Это было что-то новое кисло подумал Джон, видимо соперник убедил Несту потратится на свечи.

Эдвин в зале собирал пустые кружки из-под эля. Он поднял руку с банкой в приветствии и подошёл к де Вулфу.